10 октября 2018

Финансиализация: угроза или возможность для благосостояния Северной Европы?

Йоханнес Кананен

Адъюнкт-профессор, университет Хельсинки

Процветающие страны Северной Европы возглавляют индексы и рейтинги, где измеряются такие параметры, как счастье, наличие или отсутствие бедности, коррупции и доверия. Но мир меняется, и странам Северной Европы также необходимо адаптироваться к этому.

Одно из подобных новых изменений — финансиализация экономики (форма функционирования экономики, характеризующаяся преобладанием финансовых сделок в общей структуре внутренних и, особенно, международных отношений; характеризуется подчинением реального сектора экономики финансовому, — прим. пер.). Финансы превратились в целый мир, в котором банкиры действуют как мастера нового типа, создавая многозначные прибыли и возврат капиталовложений с использованием новых и сложных компьютерных инструментов, например, деривативов (производный финансовый инструмент от какого-то актива, например, продукта, ценной бумаги, валюты, долгового обязательства, — прим. пер.).

Для обычного человека связь между финансами и реальным миром кажется неясной. Эта неясность усиливается тем фактом, что центральные банки во всем мире накапливают огромные деньги и вливают их в экономику, в то время как правительства одновременно борются с аскетизмом, сокращая прибыль и государственные бюджеты.

У людей создается впечатление, что деньги доступны только богатым, а удел малообеспеченных — постоянное сокращение трат и затягивание поясов.

Я бы сказал, что, несмотря на всю неясность, финансиализация создает возможности для стран северного благосостояния, стремящихся к равенству и экономическому процветанию. Концепция денег меняется. Более того, экономия не создает долги, как раньше думали экономисты, но на самом деле долги создают сбережения. Банки и государства имеют беспрецедентные возможности для финансирования полезной с их точки зрения деятельности, что создает удовлетворение потребностей.

Банки и государства имеют беспрецедентные возможности для финансирования полезной с их точки зрения деятельности, что создает удовлетворение потребностей.

Мы могли бы также задуматься о том, как распределить риски в экономике. Самым ценным экономическим активом являются не деньги или капитал, а таланты людей, их устремления и идеи. В контексте финансиализации нам нужно думать о деньгах или капитале не как о ценности, а как о средствах реализации идей и устремлений.

И правительствам не нужно позволять рынкам делать все. Фактически, правительства могут многое сделать для распределения риска такими методами, которые смогут облегчить и будут способствовать реализации идей. Капитал должен быть доступен для хороших идей, а риски запуска бизнеса должны быть управляемыми.

Если мы поймем возможности финансиализации, нам удастся посмотреть на демократизацию предпринимательства, где будут признаны инновационный и творческий потенциал всех граждан и где инновации, рост и занятость будут связаны не только с крупными транснациональными компаниями, использующими свое монопольное положение.

Share: