18 октября 2018

10 Вопросов: Мехди Хасеми

Мехди Хасеми — автор и исследователь из университета Турку, университета Тампере и Общества финской литературы, живущий в Финляндии.

  1. Как начались ваши отношения с Финляндией?

В начале 2009 года я решил продолжить учебу, чтобы защитить диссертацию по английской литературе. Поскольку я получил степень бакалавра и магистра в области английского языка и литературы, моей мечтой было продолжить учебу и исследования на степень кандидата наук в английском университете. Соответственно, я написал план исследований, официально перевел необходимые документы и подал заявку на степень доктора философии. Через некоторое время меня приняли в университет в Англии; однако после подачи заявления на получение визы, когда в моей стране прошли акции протеста после президентских выборов, а затем посольство Англии было обвинено в интенсификации протестов, посольство было закрыто. Тогда я решил найти альтернативную страну.

Поскольку в 2007 году я посещал Финляндию и полюбил ее чистую природу и спокойствие, я решил подать заявление на позицию в финский университет. В результате я связался с несколькими профессорами в разных университетах Финляндии, и, в конце концов, получил место в университете Турку. Что и привело к моему переезду в Финляндию в 2011 году.

  1. Ваш проект в рамках докторской диссертации называется Toward a More Inclusive and Comprehensive Finnish Literature (англ. «К более инклюзивной и многосторонней финской литературе», — прим. пер.). Как этого можно достичь?

Я считаю, что иммиграция и глобализация расширили определение финской литературы, которое традиционно описывалось как часть литературы, написанной финном на финском языке в Финляндии для финнов. В результате иммиграции из Финляндии финские иммигранты и их второе и третье поколение написали и продолжают писать литературные произведения. Одновременно с этими группами писателей некоторые иммигранты в Финляндии выпускали и продолжают выпускать литературные произведения, посвященные финской культуре, обществу и истории. Есть также некоторые иностранные авторы, которые разным образом находились под влиянием финской культуры, истории и общества и отразили это влияние в некоторых своих работах. Существование этих групп авторов и их многоязычных и многокультурных произведений может поставить под сомнение традиционное определение финской литературы.

Из-за неизбежного влияния иммиграции и глобализации, в Обществе литературы Финляндии (фин. Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, SKS, — прим. пер.) мы решили запустить этот проект, цель которого — переосмыслить традиционную концепцию финской литературы, расширить ее сферу охвата и повысить наглядность, удобочитаемость и расширить исследования литературной работы, ведущейся тремя группами авторов. Сделать это планируется путем опроса выбранного количества экспертов из этих групп авторов для Архива SKS, написания ряда обзоров и научных статей о личности или группе, публикации двух кратких сборников их работ и организации некоторых литературных событий, в том числе публичных чтений, семинаров, открытых дискуссий, групповых дебатов, семинаров и книжных ярмарок. Мы уже создали базу данных этих авторов, которая обновляется по мере продвижения проекта. Мы также опросили для Архива SKS 15 авторов-иммигрантов, что может быть использовано теми читателями, учеными и исследователями, которые были бы заинтересованы в проведении исследований работ этих авторов. Наш первый однодневный литературный семинар состоится 26 октября 2018 года в главном здании SKS.

  1. Как родился ваш интерес к литературе и литературному творчеству?

Мой интерес к литературе начался в детстве, когда мой отец купил мне несколько книг с рассказами. Чтобы пробудить у меня интерес к их прочтению, он обещал купить мне подарки, если я прочитаю, а затем напишу свое понимание прочитанных историй. Иногда я читал ему свои сочинения, и тогда у нас возникали дискуссии. Когда мне было 13 лет, я написал свой собственный первый рассказ, основанный на личной тайне, но спрятал его, чтобы мои родители не нашли его. Боязнь, что его найдут, заставила меня сжечь рассказ через несколько месяцев. Мой интерес к литературе постепенно рос во время средней школы и заставил меня продолжить учебу по английской литературе на университетском уровне. Когда я был студентом, я написал еще одну короткую историю на английском языке, а затем попросил одного из наших преподавателей университета прочитать и прокомментировать написанное; однако его комментарии убили мой энтузиазм, и я прекратил писать до июня 2016 года, когда получил степень доктора философии по английской литературе отделения английской литературы в университете Турку.

  1. Вы создали новый литературный жанр — noveramatry (соединение повести, драмы и поэзии касательно вопросов иммиграции в Финляндию, — прим. пер.). Как вы бы могли описать его?

Я считаю, что мы сейчас живем в эпоху гипергибридности, в рамках которой некоторые люди в промышленности, искусстве, архитектуре, музыке, политике и т. д. пытаются создавать новую культуру, цвета, новые жанры, а также новые формы и содержание, соединяя разные элементы, стили, системы и дисциплины. Однако то, что они этим достигают, не ново: оно перемещается между новым и старым, но предлагает множественность и разнообразие и позволяет нам наслаждаться множеством парадигм, цветов, вкусов, кухонь, стилей, систем и т. д., и все это вместе. Основываясь на моих наблюдениях за настоящим временем, я и создал noveramatry как новый гибридный жанр.

Noveramatry— это одновременное сочетание романа, драмы и поэзии. В этом жанре я смешиваю в одной работе повествовательные формы с драматическими и поэтическими и стараюсь сделать их границы менее различимыми. Я уже опубликовал три литературных произведения в форме noveramatry, в том числе Flight to Finland: A Noveramatry и How I Became A W Finn: A Noveramatry и Finnish Russian Border Blurred: A Noveramatry. Позвольте мне добавить, что помимо сочетания разных жанров в этих работах разные персонажи и корректоры из разных эпох и областей иммигрируют в эти произведения и делятся своими мини-нарративами с читателями. И поскольку они принадлежат к географически разным местам и историческим временам, они используют разные языки, включая финский, шведский, немецкий, персидский и другие, и это приводит в этих работах к лингвистической гибридности.

  1. Чему жизнь в Финляндии научила вас?

То, что люди, несмотря на их расовые и культурные различия, могут мирно жить вместе. Она также научила меня быть независимым, прилежным и творчески ориентированным. Она научила меня смотреть на события в мире с другой точки зрения. Более того, она научила меня новому языку, — языку, который мне нужно улучшать каждый день, а также новой культуре и новому образу жизни.

  1. Есть ли у вас любимое финское слово и почему именно оно?

Если опираться на ваш вопрос, то, подобно многим финнам, я могу сказать, что одно из моих любимых слов — sisu (важная особенность финского национального характера, одно из национальных слов-символов Финляндии, — прим. пер.).

  1. Чем вы любите заниматься в свое свободное время?

Обычно я провожу свободное время с семьей. В зависимости от погоды мы можем отправиться бегать трусцой, смотреть фильмы дома или в кинотеатре, выполнять разные упражнения, посещать какие-то курсы, читать книги. Вот то, что я сходу могу назвать. В Турку у моей семьи появились прекрасные друзья, и мы обычно проводили время вместе с ними; однако переехав в Тампере, у нас еще близкие друзья не появились.

  1. Есть ли одно слово или фраза, с которой, как вы хотели бы, другие ассоциировали бы вас или ваше имя?

Mehdi означает «проводник», а Ghasemi — тот, кто «делит по справедливости». Дополню это тем, что я хотел бы, чтобы мое имя ассоциировалось с «креативностью» и «инновацией».

  1. Какие книги лежат на столике у вашей кровати? Что вы сейчас читаете?

В эти дни на моей прикроватном столике лежат финские книги для детей, но обычно я читаю литературные произведения. До прошлого года я читал афро-американскую литературу, но в течение короткого времени я посвятил себя чтению некоторых литературных произведений, написанных авторами-иммигрантами в Финляндии и финскими иммигрантами в Северной Америке.

  1. Могли бы вы дать какой-нибудь совет тем, кто хотел бы иммигрировать в Финляндию, но сомневается в решении из-за языка?

Язык обладает необычайной силой. Это может уменьшить расстояния между расами и народами. Соответственно, языковой барьер приносит тишину, а молчание приводит к расстоянию, расстояние же вызывает разобщение. Языковой барьер также препятствие для иммигрантов в получении равных возможностей не только в Финляндии, но и по всему миру. Уже здесь было много случаев, когда у меня были некоторые идеи, и это могло бы положительно повлиять на мою карьеру, однако из-за языковых проблем я остался бессловесным. На финском языке было много курсов, которые могли бы улучшить мою личную и академическую жизнь, но я не смог их посещать. Там были определенные возможности для работы, куда я мог отправить заявление, но из-за требований в виде знания финского языка я не смог отправить эти заявки, и именно поэтому я изо всех сил пытаюсь улучшить свои языковые навыки в финском языке.

Фото: Йонне Ренвалл, университет Тампере

Хотите узнать больше хороших новостей? Подпишитесь на нашу новостную рассылку здесь

Share:

Читать дальше